?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Кладбище села Воскресенское при Храмовом комплексе Церкви Вознесения Господня
madi_ha
Данный обзор был подготовлен для сайта Общества некрополистов.

Данное кладбище, расположенное вокруг двух, рядом стоящих, церквей интересно тем, что являясь типичным сельским кладбищем, сочетает в себе надгробия пяти веков (ХVI-XXI). Древние надгробия, являются отделенными от своих первоначальных мест установки (захоронения утрачены), но с должным уважением включены в ладшафтную композицию храмовой территории, представляя собой своего рода реконструкции старых кладбищ, существовавших когда-то на этой земле и не дошедших до нас.


...
Поселение, именуемое теперь селом Воскресенским, существует более восьми столетий.  В XVIII веке в ближней округе сохранялся еще курганный могильник общей площадью примерно в треть гектара, относящийся, предположительно, к славянской культуре  XII – первой трети XIII веков.
Самыми ранними, дошедшими до настоящего  времени, источниками, в котором упоминается  уже непосредственно село Воскресенское, являются  «Дозорные книги церквей Московского уезда», относящееся к 1680 году, но  включающие сведения и за более раннее время. Там сказано: «В Черноголовской волости великого Государя в дворцовом селе Воскресенском церковь во имя Пресвятые Богородицы Покрова древянная...»
Точная дата постройки на этом месте первой деревянной церкви остается неизвестной. По клировым преданиям, храм существовал уже во времена князя Дмитрия Донского, то есть во второй половине XIV в.  В сохранившихся документах деревянная церковь в селе Воскресенском впервые упомянута в 1577-78гг. Церковь пережила Смутное время и, ветшая, достояла до начала XVIII века.
В конце XVII века старая церковь Покрова, по-видимому пришла уже в такую ветхость, что встал вопрос о строительстве вместо неё новой , которая была построена в  1702 году. Новопостроенный Покровский храм простоял очень недолго: в 1705 году он сгорел, в связи с чем настоятелем и прихожанами была подана челобитная о построении новой церкви «на прежнем погорелом месте».
К декабрю 1705 г. были получены царский указ и архиерейс­кое благословение на постройку на прежнем погорелом месте новой деревянной церкви опять же во имя Покрова Пресвятой Богородицы. В течение весны - осени 1705 г. новый храм был построен, и 22 ноября 1705 г. по благословенной грамоте вы­дан был антиминс  в село Воскресенское в новопостроенную церковь во имя Покрова Пресвятыя Богородицы. Антимнис -  четырёхугольный, из шёлковой или льняной материи плат со вшитой в него частицей мощей какого-либо православного мученика. Антимнис является,  своего рода документом, разрешающим совершение литургии. Освящается для конкретного храма одновременно с освящением данного храма (т.н. «неподвижный» (без права использования в другом храме)).
До нашего времени дошел фрагмент той самой, деревянной церкви. По разным источникам, дата освящения церкви указывается с 1705-1707 года постройки. На сохранившимся фрагменте, современная памятная надпись, датирующая церковь 1707 годом.







Новый деревянный храм простоял 180 с лишним лет. По сведениям сохранившихся клировых ведомостей за XIX в. эта церковь была небольшим – 9 на 26 аршин (то есть 6,3 на 18 с половиной метров), но уютным деревянным зданием с одним куполом.
Деревянная Покровская церковь до 1865 г. являлась приходской для села Воскресенского и окрестных деревень.
В 1833 году началось строительство новой каменной церкви Покрова Богородицы (о котором будет рассказано далее). Старую же деревянную церковь отремонтировали и в 1856 году переосвятили в Вознесенскую (далее в обзоре деревянная церковь будет именоваться Вознесенской, а каменная – Покровской). Тогда же Вознесенская церковь была превращена из приходской в кладбищенскую.
 С наступлением XX века деревянную церковь ждало разрушение. Где-то,  в конце 1920-х годов, полностью утратилась галерея, а во время попыток реставрации и консервации в начале 1970-х гг. было разобрано входное крыльцо, разобрано и вынесено в каменную колокольню внутреннее убранство храма.


Фото 1989 года . Источник: http://sobory.ru/photo/152101

В начале двухтысячных, на месте церкви уже были руины. В период с 2002 по 2008 год на месте утраченной церкви была отстроена её «реконструкция».


На переднем плане - все, что осталось от древней Вознесенской церкви, построенной в 1707 году. На заднем - "реконструируемая методом воссоздания" Вознесенская церковь.
Фото 2003 года. Источник: http://sobory.ru/photo/440

Интересно, что на данном фото, церковь восстанавливается практически на пустом участке. Сейчас же вокруг церкви довольно плотное сельское кладбище, в том числе с надгробиями второй половины прошлого века.

 Современный вид Вознесенской церкви

Цветовая аскетичность церкви  контрастирует с многоцветием, расположенного вокруг, сельского  кладбища.  Под самыми же стенами церкви находятся  надгробные плиты XVI-XVII веков.  Эти плиты были найдены в начале 2000 –х г.г., в ходе реконструкции  храма, при замене венцов (бревен составляющих  горизонтальный ряд сруба).
При написании данного обзора, удалось пообщаться с человеком, детально  атрибутировавшим данные надгробия и составившим с них лапидарий. Это известный ученый, историк, специализирующийся  на исторической эпитафике.  Благодаря его любезности, в данный обзор удалось включить некоторую общую информацию по  этим надгробиям.  В настоящее время он пишет труд по рассматриваемому некрополю и когда публикация будет издана,  интересующиеся старинными захоронениями, получат возможность  узнать историю надгробий Покровской церкви.
Надгробия относятся к классическому русскому крестьянскому некрополю 16 столетия. Камни для надгробий, брались вероятно из местных каменоломень.  Так из исторических описаний следует, что в этих краях было  как минимум 2 каменоломни: при селе Воскресенском и сельце Песках: «бутоваго, плитоваго и малой части дикого камня».  Ломка белого камня у села Воскресенского производилась  вплоть до 1920-х годов 20 века. Объемы добываемого здесь известняка, судя по всему, были довольно приличные. Так, по данным книги «Полное географическое описание нашего отечества»,  от 1899г. вышеупомянутая каменоломня,  названа в числе основных поставщиков белого камня на стройки города Москвы.
Возвращаясь к надгробиям стоит упомянуть, что  село Воскресенское, ввиду своего  экономически выгодного расположения – у большой дороги, было  весьма зажиточным и простые слои населения вполне могли позволить себе каменные памятники.  При этом, в найденном некрополе,  есть плиты,  надписи на которых делали профессиональные резчики, а есть -  выполненные местными умельцами. Надписи на некоторых плитах, по словам изучавшего их специалиста, содержат забавные грамматические особенности. Но опять же, стоит дождаться выхода публикации по этим плитам, чтобы узнать обо всех интересных нюансах.



























До того, как данные  надгробия были атрибутированы, велись дискуссии о их происхождении и, самое интересное, о символике, нанесенной на надгробия.
Так на сайте  Церкви Покрова Пресвятой Богородицы (http://www.pokrovskaya.ru) приводится письмо профессора Низова в отношении обнаруженных надгробий, адресованное настоятелю храма:
«Ваше Высокопреподобие, отец Борис!
Позвольте предложить Вашему вниманию некоторые размышления в связи с надгробной плитой, найденной в фундаменте церкви.
Насколько позволяет рассмотреть фотография, явственно видны три основные элемента: по всему периметру орнамента, часто называемый «плетенка» или «косица», солярный знак; «древо жизни». В предыдущем Вашем послании сообщается, что высказывались предположения о возможном языческом происхождении надгробия. Эти предположения были сделаны на том основании, что солярный знак и «древо жизни» интерпретировались как знаки языческие.
Между тем и солярные знаки и «Древо жизни» встречаются в системе христианской символики очень рано, а к X - XII в.в. нашей эры приобретают устойчивый характер. Например, на византийских дисках V - VII веков распространено соединение Крестоцентрической композиции с солярным знаком: в центре диска размещался равноконечный, либо процветший Крест, а вся плоскость диска разрабатывалась как солярный знак, в разных пластических вариациях.
Соотносить же солярный знак в памятниках русской культуры после Крещения Руси с языческим славянским культом Ярилы следует со значительной осторожностью. Например, на саркофаге Ярослава Мудрого XI века солярный знак чередуется и с Древом Жизни, и с Крестом. Такое чередование можно видеть и в саркофаге X века Св. Равноап. Ольги. Видеть же в этих знаках языческие реминисценции не основательно, т.к. мы знаем из гражданской и церковной истории, как ревностно боролись первые русские христианские князья с язычеством: св. кн. Владимир «…идолы попраша». Богословско-литургическое обоснование присутствия солярных знаков в христианской символике можно видеть, например, в тропаре Рождеству Христову. «… Тебе кланятися Солнцу правды и Тебе ведети с высоты Востока: Господи, слава Тебе»


В такой же мере сказанное можно отнести и к изображению Древа Жизни. Вот что пишет об этом известный исследователь древнерусского искусства Н. А. Киселев «относительно растения в центре навершия можно утверждать, что этот мотив, встречаемый очень часто в заставках греческих и славянских книг XI - XIII веков, и заменяемый там иногда изображением Креста, чаши либо фонтана, является символическим «Древом Жизни» и несет здесь, как и все иконографические эквиваленты данного ряда, символику Евхаристии, Небесного Царствия, самого Христа, как Искупителя, всё Евангельское Учение в целом».

«… это позволяет полагать, что здесь в образно-символической форме выражена идея победы и конечного торжества христианского вероучения на противоборствующими ему стихиями мира: первое соответственно олицетворяется «Древом Жизни» с «Райскими Кущами» навершия, второе – плетением со змеиными реминисценциями «низа» композиции».

Особо следует сказать о т.н. византийской плетенке. Эта тема присутствует и в архитектуре, и в рукописной, а позже и в типографской книге, и в церковных росписях; она имеет, пожалуй, самое большое число пластических вариаций: бесконечное число заставок, концовок и буквиц в книге, в архитектуре. Может быть, именно заставка книги в полной мере раскрывает богословское содержание этого древнего орнамента: это апостольские мрежи, которыми улавливают ловцы человеческих душ. Об этих мрежах говорят св. Евангелисты Матфей и Марк: «Ходя же при мори Галилестем, видя два брата, Симома глаголемома Петра, и Андрея брата его, вметающа мрежи в море безта бо рабаря. И глаголя има: Гряди та по мне и сотворю вы ловцов человеком. Она же абие оставльша мрежи: по нем идоста. (Мф. 4, 18,-20).
Наличие и византийской плетенки на надгробной плите, и всего вышеперечисленного все-таки позволяет с достаточным основанием говорить о христианском происхождении этой плиты».
Москва, 7 марта 2003 года.


Фрагменты камней, по которым не удалось воссоздать изначальный облик надгробий, который они составляли, сложены так же у стен церкви. У одной из стен проходит небольшая дорожка, вымощенная камнем. Можно допустить предположение, что при мощении использовались так же камни с разрушенных надгробий.

Фрагменты надгробий гармонично сочетаются в строгой гамме с декоративными камнями, расположенными там же и уже потемневшим от времени деревом храмовых стен.





Таким образом, древние надгробия нашли достойное пристанище, будучи  защищенными  снизу стенами церкви, а сверху - Святым Образом.



Пришло  время осмотреть современный сельский погост, расположенный вокруг Вознесенской  церкви. Погост привлекает внимание провинциальной яркостью оформления могил.


Пришло  время осмотреть современный сельский погост, расположенный вокруг Вознесенской  церкви. Погост привлекает внимание провинциальной яркостью оформления могил.

Многоцветие это ничуть не предосудительно, так как  с первых же шагов по погосту, возникает ощущение, что с фотографий смотрят живые сельчане. Изобилие цветов на могилах говорит о том, что они и правда живы в сердцах и в памяти близких им людей. Кстати, на данном кладбище практически отсутствуют бесхозные могилы. Также как и детских могил фактически нет.





На данной схеме размещен план кладбища, обрамляющего  два храма:  (1) Вознесенский (деревянный) и  (2) Покровский (каменный), о котором рассказ будет немного позднее.

С полной интерактивной версией плана можно ознакомиться по ссылке: http://sobory.ru/article/?object=22443




















С фотографий смотрят на незнакомцев местные жители. Сельские старушки, словно и сейчас готовы обсудить случайного прохожего.
В снимках этих старушек, угадываются очень красивые когда-то женские лица.



















На одном надгробии смущенно  «прячет» за нежно-розовыми цветами  лицо старушка.  Когда,  под другим ракурсом, фотография открывается, становятся видны его красивые черты. И здесь угадывается некогда  молодая, веселая девушка из села Воскресенское.


На другом надгробии фото голубоглазого мужчины , похожего на пастора.  Поначалу, привлекает  к себе внимание  сочетание этого фото и именем, которое из-за повреждений надписи  читается   как иноземное Дави Свич.  (В реальности – Давидович).


За процессом фотографирования надгробия, обеспокоенно следит с соседнего креста голубоглазая же птица.

Интересно встретить здесь столь необычный декор, что и на столичных кладбищах не увидишь .




Если в большем городе, часто можно слышать дискуссии о «моральной комфортности» проживания вблизи кладбищ, то здесь, похоже эти вопросы не актуальны. Пространства  жизни и  вечного упокоения разделяются сельской дорогой и продолжают существовать рядом.

















Еще одна особенность кладбища – много супружеских захоронений. И через фотографии пожилых супружеских чет проявляется такая привязанность, сложившаяся за долгую жизнь, такое единение, что вопреки словам «пока смерть не разлучит», даже смерти удалось разлучить их лишь на время.











Через тропинку от этой части кладбища находится звонница. Сама звонница и окружающий её участок выложены вроде бы декоративным камнем. Но иногда, среди этих камней, попадаются фрагменты с явной обработкой, что позволяет предполагать, что они являлись частями надгробий.







Достопримечательностью храмового комплекса является прудик с живыми черепахами и цветущими кувшинками.

Но стоит обойти пруд, и среди ветвей разросшегося декоративного кустарника, открываются надгробия XIX -  начала XX века. Нt не сохранилось ни одной надписи, практически все надгробия  не цельные и представляют собой большие, но все же лишь фрагменты. Установлены они теперь, конечно, не на местах захоронений.
















Включить фрагменты старых надгробий в ландшафтное оформление, да еще так неброско, было  весьма изящным решением. Вообще гармоничное сочетание на довольно большой территории комплекса двух прицерковных кладбищ, надгробных камней некрополя XVI века и фрагментов памятников конца XIX века,  да еще оформление их, в некую единую композицию, вызывает всяческое уважение к служителям данного храмового комплекса.
Ниже на фото – следовик.  Вряд ли он располагался на чьей-то могиле или был ранее почитаем. Но если верить тому, что  следовики образуются на всякого рода местах с особой энергетикой, то может стоит допустить, что данный следовик отмечает благостность этого места   в котором бережно хранят память и молятся  как за односельчан, так и далеких предков.









Теперь – о каменном храме  Покрова Пресвятой Богородицы.                             

Как уже было сказано,  к середине XIX века, старая деревянная церковь, построенная в 1707 году, обветшала и уже не могла вмещать  в себя всех прихожан.
В 1833г. священник Покровской церкви (деревянной) Родион Смирнов с прихожанами подали прошение о строительстве нового каменного храма.
По проекту архитектора Н.П. Маркова, стены храма Воскресения Христова с колокольней и трапезной должны были быть возведены из кирпича, а в трапезной собирались устроить два новых придела – в честь Покрова Богородицы и святого пророка Ильи. «Храм начат постройкою в 1891 году с самыми незначительными средствами (600 рублей), и постройка его продолжалась исключительно на пожертвования посторонних благотворителей, которые с большим трудом были добыты местным священником  о. Иродионом Смирновым при участии церковного старосты Якова Ларина. Эти пожертвования были недостаточны, чтобы непрерывно вести работы, случалось так, что на некоторое время работы прекращались. В такие тяжёлые минуты Господь посылал благотворителей, приносивших более крупные суммы: так, нынешний год церковь не имела достаточных средств на окончание постройки; неожиданно явились благотворители (московский купец Чалтыков, местный фабрикант Кацепов В.А. и В.А. Балин), благодаря щедрым жертвам которых, храм к осени был окончательно готов к освящению. Для приготовления к освящению, средств в церкви не оставалось, …в конце октября соседний фабрикант Ф.И. Дёмин пожертвовал достаточную сумму (2000 рублей), чтобы купить всё необходимое для освящения храма». Так писали о завершении строительства Московские церковные ведомости в № 50 за 1898 год. «Накануне освящения было совершено торжественно местным священником по середине храма всенощное бдение; на литию и величие выходил местный благочинный, села Непецына священник Н. Делекторский и 6 священников…»
Таким образом, строительство шло с 1891 по 1898 год. Вновь выстроенный храм освятили во имя Покрова Богородицы (стоит напомнить, что старый деревянный храм, который ранее был посвящен Покрову Богородицы , был позднее ( в 1856 году) переосвящен в Воскресенский).
Источники того времени так описывали новую церковь: «Здание представляет своеобразный и довольно редкий для сельской местности образец культового здания в стиле ампир. Оно имеет традиционную трёхчастную осевую композицию, состоящую из собственно церкви, трапезной и колокольни. Её архитектурные формы выглядят несколько суховато, и это впечатление усиливается из-за соседства очень живописной, даже в своём полуразрушенном виде, деревянной Покровской церкви».
Существующая ныне церковь, помимо центрального престола, освященного в честь Воскресения Христова, церковь имеет два придела: в честь Покрова Пресвятой Богородицы и во имя Жен-мироносиц. Четырехстолпный храм центрического типа представляет собой относительно низкий односветный четверик, завершенный световым барабаном. Небольшой притвор соединяет его с трехъярусной колокольней.
И для этого храма, 20 век явился роковым: в 1929 г. с храма сняли на переплавку колокола, в  1937 г. арестовали священника Димитрия Беляева ( расстрелян на Бутовском полигоне), тогда же храм закрыли и разорили.

Богослужения в храме возобновились в 1945 г.
В ограде   храма также располагается кладбище, состоящее преимущественно из захоронений ХХ столетия, но включающее также несколько  памятников XIX века.












Захоронение купцов Белкиных.       

Белкины — представители местных фабрикантов. Уроженцы этих мест, они, получив вольную и немного земли, завели свое дело, основав в конце XIX века первую шелковую фабрику в Дядькине. Перед революцией им уже принадлежало здесь 5 фабрик, 3 лавки и чайная. Белкины многие годы были ктиторами (покровителями) храма. За это время много благого было сделано для церкви: на их средства обустраивался и реставрировался храм, заказывались богатые иконы. Поэтому и некрополь семьи Белкиных расположен в ограде Покровской церкви.
Особа чтима в храме икона Божьей Матери «Взыскание погибших», написанная в 1910 г. по заказу семьи Белкиных и пожертвованная ими в храм.











Кладбищенские звери не всегда рады навязчивому вниманию к погосту.

Деревянная часовня при выходе с кладбища         

 Общий вид Покрова Пресвятой Богородицы


Под кровом черных сосн и вязов наклоненных,
Которые окрест, развесившись, стоят,
Здесь праотцы села, в гробах уединенных
Навеки затворясь, сном непробудным спят.

Скрываясь от мирских погибельных смятений,
Без страха и надежд, в долине жизни сей,
Не зная горести, не зная наслаждений,
Они беспечно шли тропинкою своей.

  В.А. Жуковский


Лада (LNT).   28.06.2015