?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Учитель-психопат
madi_ha

За вечер прочитала книгу Е. Свинаренко "Учитель-психопат".

"Рудольф Вениаминович Готов - учитель истории. За дурной характер изгнан из всех столичных школ. Новое место работы ему удается найти только в провинции. И это еще больше настраивает учителя против всего мира. О, он не псих! Нет, он всего лишь человек, искренне считающий всех людей мерзавцами. Он мастер создания абсурдных ситуаций, в которых эти самые обычные и порядочные люди проявляют себя наихудшим образом.

Смешная и страшная книга. Только от 14 лет. Для ценителей предельно черного юмора".(с)

ЭТО ПЯТЬ )))

Думаю такой шизанутый мужчина, непременно стал бы предметом моего интереса ))

1341261521_1003584421 (509x700, 376Kb)



Разговор по телефону

Зазвонил телефон. Готов взял трубку и, четко проговаривая каждое
слово, ответил:

– Третий ядерный отсек. Дождитесь сигнала и оставьте сообщение.

– Ой, не туда попала, – сказал женский голос, и связь оборвалась.

Спустя полминуты телефон зазвонил снова.

– Алле, – томно сказал в трубку учитель. – Квартира академика
Готова. С кем имею честь?

– Але, – женщина на другом конце провода явно стеснялась. – Это
ваше объявление в газете?

– Какое из трех, о продаже комода или о покупке учебника по сопротивлению
материалов?

– Нет… вот… требуется домработница… от 18 до 25 лет. Интим исключен.
Вы?

– Ах, да, – вспомнил Готов, – подавал, было дело. Видите ли, у
меня много работы. Живу один. Заниматься хозяйством совершенно
некогда. А вам, простите, сколько лет?

– 26…

– Ну у у голубушка, вы же знаете лимит: с 18 по 25… хотя, может
быть, это не принципиально.

– Мне 26 недавно исполнилось. А выгляжу я лет на двадцать не больше.

– Послушайте, девочка моя, – нежно сказал Готов, – мне совершенно
безразлично, как вы выглядите. Я старый академик, а не какой-нибудь
извращенец. К тому же, импотент.

– Хм, – застенчиво хихикнула девушка.

– В этом нет ничего смешного, – бодро заверил Готов. – Это моя
основная головная боль и трагедия. Но что ж поделаешь, годы берут
свое. Как говорится, мои года – мое богатство. А, что вы, собственно,
умеете делать?

–…много чего. Стирать, готовить, делать уборку…

– Этого, милочка, не достаточно. Если вы всерьез намерены у меня
работать, придется научиться другим вещам, которые на первый взгляд
могут показаться странными или даже из ряда вон. Ежедневно проводить
дезинфекцию санузла; ставить уколы, извините за подробности, в
мягкое место и растирать меня на ночь оливковым маслом…

– А ско…

– Не перебивайте меня, юная леди, – возмутился Готов, – ведите
себя достойно. Та а а ак, на чем я остановился?.. Приходить будете
два раза в день, утром и вечером. И чтоб никакой косметики на
лице. Не люблю. Вас это устраивает?

– Да, но…

– Никаких «но»… Предупреждаю: сразу платить мне вам нечем. Если
согласны, можете приступать с завтрашнего дня.

– Да пошел ты старый козел, – с отвращением фыркнула девушка и
отключилась.

Аккуратно открыв блокнот, Готов нарисовал напротив слова «домработница»
пятую палочку (напротив слова «комод» и «сопромат» стояло по две)
и пошел в ванную.

«Здоровые зубы»

( В СОКРАЩЕНИИ)

В рамках муниципальной программы «Здоровые зубы» в одном из классов школы оборудовали стоматологический кабинет. Целью стоматологов было проверить и по возможности вылечить зубы всех школьников.

– Сегодня зубки будем лечить, – радостно сообщил Готов 5-му «Д». – Ох, повеселимся.

Страх перед грядущей встречей с бормашиной заставил уголки ртов школьников опуститься вниз. Впрочем, учитель сам побаивался зубных врачей и, наверное, поэтому так радовался: чтобы приободрить, не испугать пятиклассников.

– А у меня все зубы здоровые, – воскликнул Верещагин.

– Молодец Верещагин, так держать. Только не думай, что я освобожу тебя от осмотра ротовой полости. Чаша сия не минует никого. Не забывайте вы еще дети. У вас помимо коренных и молочные зубки. А с молочными что делают? Правильно, выдирают.

Учитель потер руки и злорадно высунул язык. Ученики перешептывались: перспектива зуболечения мало кому казалась привлекательной.

– А сейчас не больно лечат, – сказал Амиров, по большей части успокаивая сам себя.

Готов рассмеялся:

– Ты так считаешь? Ошибаешься, молодой человек. Не больно лечат только с помощью современного оборудования, в Москве или у частников. А здесь, извините меня, бормашины допотопнейшие. Перфораторы, а не бормашины. Боль будет страшенной. Закройте глаза и представьте. У вас кариес. Стоматолог просит открыть рот. Вы открываете. Врач металлическим крючком по больному зубу скребет… и ой-ой-ой… что такое… больно… задет нерв… как серпом по… Надо сверлить. Старый аппарат зловеще зарычал. Сверло вошло в рот, коснулось зуба, шары на лоб, челюсть ходит ходуном. Ай-ай-ай, пустите, больно – кричите вы. Нерв на бор намотался. Медсестры держат ваши руки и голову. Стоматолог беспощаден, – Готов вытер рукавом вспотевший лоб. – Дело плохо, придется чистить канал. Вы визжите как недорезанный кабанчик. В зуб вставляют иглу. Врач в раздражении бросает инструмент на стол. Почему? Оказывается зуб не спасти – прогнил начисто. Вырывать. Клещами-плоскогубцами. Брррр. Мурашки по коже.

Он поежился и продолжил:

– Я, к счастью, лечу зубы в частной поликлинике. Лазером. Совершенно безболезненно. Даже приятно. Жаль вас дети.

По школьному радио объявили: 5 «Д» по три человека в пятнадцатый кабинет.

– Пришла пора! – заликовал Готов, – Первая тройка по списку шагом марш, Амиров, Безматерных, Бобров, готовятся Верещагин, Иванова, Колегов.

Трое школьников вышли. Готов начал урок.

Через несколько минут ребята вернулись. Учитель отправил следующую тройку и спросил пришедших:

– Больно было?

– Не­-а, – хором ответили они.

– Повезло. А страшно?

– Страшно, – признались веселые ученики.

– Хорошо, Коновалов, Коростелева, Кулаев готовность номер один.

Спустя время вернулись Иванова и Верещагин.

– Где Колегов, – удивился Готов.

– Мы не знаем, – ответили ученики.

–– А зубы-то он с вами лечил?

– Нет.

Готов с силой тряхнул стол и сжал кулаки:

– Сбежал стервец! .

Выбежав из класса, Готов немного растерялся: в какую сторону бежать? Где икать беглеца со сдавшими нервами?

Дверь в гардероб оказалась закрыта (меры предосторожность из-за участившихся случаев кражи). Стало быть, Колегов пролез в окошко, через которое технички принимают-выдают одежду.

Готов, ногами вперед, протиснулся в окошко (почему не закрывали его – загадка) и встал на четвереньки. Как и следовало ожидать, Колегов сидел под висящими пальто и куртками.

Колегов увидел крадущегося к нему учителя и взвизгнул:

– Я не пойду! Не хочу… не имеете права меня заставлять.

Готов не слушал:

– Попался гаденыш?! Все, теперь тебе не жить. Зубные врачи не любят когда с ними вот так поступают. Ты совершил ошибку. А ну, вылезай быстро.

Когда вылезли, мальчик заплакал. Готов взял школьника за руку и повел в пятнадцатый кабинет, пугая по дороге:

– Сейчас, Колегов, сейчас. Зубники с тобой разберутся. Дай только срок. Я лично попрошу, чтобы пару резцов тебе выдернули или десну скальпелем разрезали. Поставил ты, Колегов свой класс, а меня сильно обидел. Трус.

У пятнадцатого кабинета Колегов попытался вырваться, но Готов сильно схватил за шиворот и впихнул внутрь.

Молодая медсестра погладила мальчика по голове:

– Почему мы плачем? Не бойся. Это не больно. Доктор просто посмотрит твои зубки. Садись вот сюда.

Колегов сел. Седовласый стоматолог попросил мальчика открыть рот.

– Можно я буду его держать? – вмешался в зубоврачебный процесс Готов.

– Не стоит, – отрезал стоматолог.

Зажужжала бор машина. Готов не выдержал:

– Сделайте ему больно! Не давайте наркоз! У него резцы плохие и клык, рекомендую выдрать! Можно, я посверлю?!

Стоматолог, не обращая внимания, продолжал лечить. Медсестра приготовила ватные тампоны и пломбу. Запломбировав зуб, врач попросил Колегова в течение двух часов ничего не кушать. Готов надул губы:

– Доктор, умоляю вас, только не говорите, что все.

– Все, – ответил стоматолог, – остальные зубы здоровые.

– Так нечестно, – разочарованно сказал Готов и вышел вместе с Колеговым.

В классе учитель стер с доски тему урока, написал большими буквами «КОЛЕГОВ СОПЛЯК».





  • 1
Прелесть какая, особенно про третий ядерный отсек - надо взять на заметку)))

Его вообще в инете почитать мона )

Так я и сделаю) Спасибо за наводку))

Какой милый учитель))) Понравилась история про зубы)))

Ну а вот вам ПРА ЛЮБОФЬ )

На вечере знакомств «Кому за 35», проводимом местным Дворцом Культуры, Готов познакомился с симпатичной сорокалетней женщиной.
Поначалу Готову не очень понравилась новая знакомая: первая подошла, предложила поучаствовать в конкурсах, пригласила к себе в гости. Прилипла как банно-прачечный лист. Я, говорит, по знаку зодиака Водолей, значит, моя стихия - вода. Мы с вами, Рудольф Вениаминович, подходим друг другу. Мне, говорит, звезды что-то там подсказали.
В следующую субботу Готов стал собираться в гости. Тщательно побрился. Чрезмерно оросил лицо одеколоном. Погладил костюм. Начистил ботинки. Надел шляпу и плащ. Вышел.
Зелянская встретила его в халате на голое тело -Ой вы так рано. А я еще не переоделась. Проходите, пожалуйста, в зал.
Готов не любил, когда люди называли большую комнату залом, но смолчал.
По-мещански обставленная квартира вызвала у него ряд ностальгических воспоминаний.
- Доставайте из серванта бокалы. Вы принесли шампанское?
– Не-е-е-т, – удивился Готов вопросу, – Вы не говорили про шампанское.
– Ничего страшного. Я вчера купила две бутылки.
Готов пожал плечами: зачем она спросила про шампанское, когда у самой две бутылки? Он достал из серванта бокалы и поставил на журнальный столик.
– Присаживайтесь, Рудольф Вениаминович. Что стоите? – Зелянская принесла две бутылки шампанского и коробку конфет. На ней было надето зеленое платье с длинным разрезом.
Готов подвинул кресло к столику. Сел, открыл одну бутылку и разлил в бокалы.
– За что выпьем? – Зелянская кокетливо поправила прическу.
– За что пьют в таких случаях? – Готов угрюмо разглядывал бисер пузырьков в бокале. – За меня… за Вас… ну, давайте за Вас…
Они чокнулись и выпили. Зелянская хихикнула и жеманно указала на коробку:
– Кушайте конфетки, Рудольф Вениаминович, «Птичье молоко», другого не держим. Ой, Вы знаете, я так люблю шампанское. Я готова пить его всегда…
– Вы алкоголичка? – Готов засунул в рот сразу две конфеты.
– Нет, что Вы. При нашей-то зарплате очень редко удается баловать себя маленькими праздниками. А Вы, как я погляжу, большой шутник.
Готов подлил шампанское в бокалы:
– Позвольте, угадаю. Вы работаете в бюджетной сфере.
– Верно, – еще раз поправила прическу Зелянская. – Как Вы догадались? Гм… в отделе статистики.
– Кем? Статистом?
– Ха-ха-ха! Нет. Вот теперь Вы не угадали… А чем Вы занимаетесь? Помнится, Вы что-то говорили про рыбу.
Готов расправил плечи и сделал очень серьезное лицо:
– Бизнесом. Оптовые поставки морепродуктов: рыба, кальмары, трепанг, креветки.
– Наверняка, простите за нескромный вопрос, неплохо зарабатываете.
– Не жалуюсь. На днях джип «Panasonic» купил. Слышали про такую тачку?
Зелянская махнула рукой:
– Я не разбираюсь в авто… Скажите, неужели при таких деньгах Вы не можете найти себе спутницу жизни? Вы ведь очень привлекательный мужчина.
– Это комплимент? – разлив шампанское, Готов помакал конфету в бокале и съел. – Ненавижу комплименты. Вообще не люблю, когда люди говорят то, за что полагается говорить «спасибо». Чихнул – «будь здоров» – «спасибо». Из бани вышел – «с легким паром» – опять «спасибо». Не люблю я это. А что касается спутницы жизни… Я человек занятой, по барам да дискотекам не шляюсь. Друзей очень мало. Остается одно – вечер знакомств. Давайте выпьем за мой бизнес. За мои магазины. За рефрижераторы.
Выпили молча. Зелянская сбегала на кухню. Принесла бутылку коньяка, две рюмки и нарезанный лимон.

(Продолжение в следующем комменте ))...



Re: Ну а вот вам ПРА ЛЮБОФЬ )

– Может, чего покрепче, а? Рудольф Вениаминович, может, перейдем на «ты», а то выкаем как будто интеллигенты какие-то.
Готов сморщился, жуя лимон.
– Повременим! Что за фамильярность, панибратство, понимаешь… Ах, да, чуть не забыл, все хочу спросить: у Вас есть такой огромный торт-мороженое?
– Нету, – Зелянская открыла рот и захлопала глазами.
– А коньяк не отравленный?
– Не отравленный. Почему Вы спрашиваете?
– Не привык рисковать, – замахнув рюмку, Готов занюхал рукавом. – Хороший коньяк. Пожалуй, я останусь у Вас еще ненадолго… м-м-м, недавно ходил на концерт симфонического оркестра. Замечательный концерт: настоящее рубилово.
Готов наливал себе коньяк, забывая о собеседнице. Открыл вторую бутылку шампанского и отпил из горлышка:
– Я человек прямой, без компромиссов, и считаю, что в этом есть рацзерно. Вы, я так понимаю, желаете со мной сожительствовать?
Зелянская повеселела и смущенно опустила глаза:
– Думаю, нам стоит поближе познакомиться.
– Думать здесь буду я! – Готов ударил по журнальному столику кулаком. Зелянская вздрогнула. – И перестаньте кривляться, Вам не двадцать лет. Не надо мне глазки строить. Меня это ничуть не возбуждает. Вы были замужем?
– Д-да, три раза…
– Почему они от Вас сбежали?
– Кто?
– Мужья, кто же еще.
– Н-н-не знаю…
Готов налил себе коньяку:
– Почему Вы выбрали именно меня? Вы следили за мной? Вы же знали, что я бизнесмен? Знали, не отпирайтесь. Так мы будем сожительствовать или нет?
Зелянская растерянно вертела головой:
– Д-д-давайте попробуем…
Готов поднялся с места и склонился над Зелянской:
– С чего же мы начнем?
– Я не знаю. Может, для начала выпьем?
– Пить будем потом. И в постели будем курить после. Раздевайся.
– Что?!!
Сосредоточенно глядя на нее, Готов повторил приказ:
– Что слышала. Раздевайтесь догола.
Зелянская отвесила Готову троекратную пощечину. Готов из бутылки плеснул ей в лицо шампанское и схватил за руки:
– Не строй из себя недотрогу, сидорова коза.
Вырываясь, Зелянская ударила Готова коленом в живот, затем наотмашь огрела стулом. Готов прыгнул на женщину, повалил на пол и положил на лопатки. Зелянская дергалась и кричала:
– Гад! Насиловать вздумал?! Я тебя сейчас сама изнасилую.
Учитель сидел на мечущейся Зелянской и тоненькими струйками лил ей на лицо из двух бутылок коньяк и шампанское:
– Попробуйте наш фирменный коктейль.
Когда содержимое бутылок кончилось, он затолкал ей в рот несколько кружочков лимона, конфету и слез с «побежденной» Зелянской.
– Пошел вон!!! – заорала Зелянская, выплевывая изо рта съедобный кляп.
– Ухожу, ухожу, истеричка, – одевался Готов. – Трех мужей сменила. Шампанское она любит, эмансипе, мать твою. Не за мой счет.
Готов вышел в коридор и услышал жалобный голос Зелянской:
– Рудольф Вениаминович, останьтесь, пожалуйста.
Готов повернулся и хотел сказать…
Последнее, что он увидел – это как струя из газового баллончика бьет в глаза и, уже нечетко, как захлопывается дверь.

Re: Ну а вот вам ПРА ЛЮБОФЬ )

Ахахахаха))) Рудольф Вениаминыч жжот)))

  • 1